Кто правил Северной Кореей до Ким Чен Ына?


Правительство Северной Кореи — это диктатура во главе с одним лидером. Страной управляло три поколения семьи Кимов, от Ким Ир Сена до Ким Чен Ира и, наконец, до Ким Чен Ына.

Ким Ир Сен был основателем Северной Кореи и ее первым лидером. Он был главой государства с 1948 по 1994 год, когда умер. Ему наследовал его сын Ким Чен Ир, занимавший пост лидера с 1994 по 2011 год. В 2011 году, после смерти отца, Ким Чен Ын стал третьим правителем в очереди этой династии.

Разделение Корейского полуострова

В конце Второй Мировой войны США и СССР воевали с Японией, из-за чего контроль над полуостровом перешел к этим странам. Северную часть полуострова контролировал СССР, а область южнее 38 параллели – армия США. Спустя несколько лет после победы над Японией две крупные державы так и не смогли договориться о дальнейшей судьбе Корейского полуострова. На севере и юге начали формироваться собственные государственные образования, каждое из которых хотело получить контроль над всей территорией полуострова. 

Первым о независимости объявил юг. В 1948 году было провозглашено создание Республики Корея, лидером которой стал Ли Сын Ман. Его кандидатура была поддержана американцами. Спустя три всего три недели о независимости объявил и север. Государство получило название КНДР, и было поддержано Советским Союзом. Главой новообразованного государства стал капитан красной армии – Ким Сон Чжу, более известный как Ким Ир Сен. Он стал первым руководителем Северной Кореи. Даже сейчас, спустя множество лет личность первого руководителя очень важна для северокорейцев. Еще при жизни он получил множество званий, среди которых, например Солнце Нации, Великий вождь, Маршал Могучей Республики и другие. 

Новые государства не признавали независимости друг друга, Северная Корея считала оккупантами Южную и наоборот. Это сохраняется и по сей день. 

Видео

Причёска Ким Чен Ына

Фото © ТАСС / EPA / JORGE SILVA / POOL

Молодой лидер КНДР старается быть похожим на своих предков — руководителей КНДР Ким Ир Сена и Ким Чен Ира. Он копирует не только их причёски, но и стиль в одежде — правитель Северной Кореи предпочитает мешковатую одежду и носит вещи исключительно неброских цветов. В 2015 году ему неудачно выщипали брови, и новый имидж самого секретного диктатора Азии рассмешил пользователей Интернета. Некоторые СМИ стали задаваться вопросом, был ли расстрелян его стилист или неудачный эксперимент с лицом вождя ему простили.

Правда, из-за новой стрижки в 2021 году его сочли похожим на Аль Пачино, а в Сети теперь полно мемов, где лицо Ким Чен Ына размещено на месте героя фильма «Лицо со шрамом».

Экономика должна быть экономной

Первые десять лет правления Ким Чен Ына можно разделить на два периода. В 2012–2016 годах он проводил достаточно активные реформы, а с конца 2017-го ему пришлось бороться с целой серией кризисов, причем в ходе этой борьбы его политический курс был пересмотрен.

Выступление ансамбля «Моранбон» в июле 2012-го, равно как и некоторые другие смелые эксперименты того времени, в итоге ни к чему не привели, и в области культуры политика Ким Чен Ына мало отличалась от политики его отца. Больше Синатру в Пхеньяне перепевать не пытались. Однако в области экономической политики перемены действительно имели место – по крайней мере, поначалу.

Ким Чен Ын вернул на высшие посты тех экономистов, которые в правление его отца пытались провести реформы по китайскому образцу, но в итоге оказались в опале. Ким Чен Ын достал из правительственных сейфов планы экономических преобразований, составленные еще в 2004–2005 годах, и о существовании которых, кстати, в зарубежных экспертных кругах было давно известно. Реформы эти предусматривали поэтапное внедрение в Северной Корее рыночной экономики – разумеется, при сохранении в неприкосновенности политической системы.

В 2012–2013 годах сельское хозяйство частично перешло на бригадный подряд. Поговаривали даже о введении семейного подряда, то есть о фактической передаче земли в пользование крестьянским семьям, но на столь радикальный шаг в Пхеньяне все-таки не решились. В промышленности была введена система двойных цен, тоже скопированная с той, что существовала в 1980-х в Китае. В соответствии с этой схемой северокорейские предприятия получали заведомо заниженные плановые задания. Продукцию, производимую в рамках плана, предприятия должны были продавать за символическую цену тем потребителям, которых им назначало государство. А то, что производилось сверх плана, можно было продавать более или менее свободно.

Идеология КНДР эволюционировала, но остается социалистической

С приходом Ким Чен Ына к власти прекратились и гонения на частных предпринимателей, которые к тому моменту играли заметную роль в жизни страны. Был взят курс на сотрудничество с новым бизнесом, с северокорейскими «цеховиками» и подпольными миллионерами. Одним из наиболее ярких проявлений этого курса стало жилищное строительство, ставшее при Киме-третьем по-настоящему масштабным. В большинстве случаев оно финансировалось частным капиталом, рассчитывавшим на прибыль от продажи квартир. Но при этом строительство велось в тесном взаимодействии с государственными организациями.

Реформы на первых порах оказались очень успешными. Хотя вся северокорейская экономическая статистика засекречена еще с начала 1960-х, мало кто сомневается, что период 2011–2017 годов стал временем впечатляющего экономического развития. Экономика росла со скоростью не менее 3–4% в год, а по мнению оптимистов – даже 6–7%. Страна оставалась бедной, но жизнь народа существенно улучшилась, и казалось, что Ким Чен Ын выполнял обещание, данное в одной из своих первых официальных речей: сделать так, чтобы простым корейцам больше «не пришлось затягивать пояса».

При этом экономические реформы не сопровождались послаблениями в других сферах. Наоборот, с 2013–2014 годов гайки в КНДР стали постепенно закручиваться. Особое беспокойство у Ким Чен Ына вызывало расползание по стране иностранной видеопродукции – в первую очередь южнокорейской. Распространение сведений о внешнем мире угрожало политической стабильности. Просмотр, например, южнокорейских сериалов мог подвести граждан КНДР к мысли, что их соседи живут гораздо лучше (что, разумеется, чистая правда – разница в доходах на душу населения в ту пору была 27-кратной). А это было чревато смущением умов и ненужным политическим брожением в обществе.

Ким Чен Ын сейчас

Летом 2022-го Ким Чен Ын поздравил президента РФ Владимира Путина с Днем России. Глава КНДР отметил, что дорожит отношениями между Россией и Северной Кореей, а также подчеркнул необходимость их развивать в ответ на вызовы новой эпохи.

А позже заявление северо-корейского лидера попало на главные полосы новостных изданий. Во время празднования годовщины окончания Корейской войны он отчитался о готовности к столкновению с Америкой. При этом Чен Ын напомнил о возможности мобилизации своих ядерных ресурсов. В речи президента прослеживались обвинения в том, что Вашингтон нарушает фундаментальные интересы и посягает на безопасность Северной Кореи.

До этого Министерство иностранных дел самого закрытого в мире государства заявило о возможности нового конфликта в связи с проведением совместных учений между Южной Кореей и США.

Не надо раскачивать лодку

В этих условиях Пхеньян окончательно решил: с реформами пора кончать. С 2020 года северокорейская пресса говорит исключительно о возвращении государства в экономику, о возрождении плановой структуры и, разумеется, отрицает, что руководство страны вообще когда-либо задумывалось о проведении рыночных реформ китайского образца. Одновременно идет и ужесточение политического контроля.

В первую очередь усиливается цензура сведений об окружающем мире. Действующий с декабря 2020-го «Закон о борьбе с реакционной культурой» предусматривает за тиражирование и распространение иностранных изданий и видеопродукции наказания вплоть до смертной казни. Северная Корея, на некоторое время полуоткрывшись внешнему миру, опять задраивает люки.

Почему власти КНДР решили прекратить экономические реформы

С точки зрения северокорейского руководства, этот разворот вполне резонен. Реформы рыночного образца, пусть и сопровождавшиеся политическими преобразованиями, могли дестабилизировать обстановку, и это в Пхеньяне хорошо понимали. На реформы в 2012-м Ким Чен Ын решился в основном потому, что другого способа возродить экономику страны тогда не было. Однако сейчас, когда КНДР получает гарантированную помощь из Китая, заниматься политически опасными преобразованиями просто нет смысла – за сохранение стабильности теперь платит Пекин.

Наверное, у происходящего есть и, скажем так, психологическое измерение. Когда Ким Чен Ын пришел к власти, он действительно искренне рассчитывал, что ему удастся улучшить жизнь подданных. Скорее всего, он в душе винил отца, отношения с которым у него никогда не были близкими, в том, что тот не шел в ногу со временем и не проводил преобразований, которые молодому выпускнику швейцарской школы казались совершенно очевидными и необходимыми. Однако, оказавшись в шкуре своего отца, Ким Чен Ын осознал: многое из того, что ему виделось простым, либо невозможно, либо угрожает стабильности в стране и лично его власти. В итоге недавний мечтатель и умеренный реформатор стал постепенно превращаться в прагматичного консерватора-макиавеллиста, который, конечно же, хочет, чтобы простонародье жило лучше, но гораздо больше озабочен другой проблемой – как бы не слететь с трона.

Идолы социализма

Самое известное на весь мир «святилище» культа Кимов — это так называемый «великий монумент» на холме Мансудэ в Пхеньяне. В 1972 году в честь 60-летия основателя КНДР Ким Ир Сена на холме Мансудэ перед зданием музея Корейской революции была открыта 20-метровая бронзовая статуя «великого вождя». Он был представлен в характерном френче и со строгим выражением лица, как и на официальных портретах того времени.

В 2012 году рядом с памятником Ким Ир Сену была установлена статуя его сына, второго правителя Северной Кореи. Интересно, что изначально на Ким Чен Ира было «надето» бронзовое пальто, которое быстро заменили на так называемую «сонгунскую куртку», в которой «великий руководитель» ходил при жизни. Была заменена и статуя Ким Ир Сена. Теперь он изображен менее молодым, в костюме и с улыбкой, что соответствует его новой официальной «иконографии» на портретах.

Материалы по теме:

Красная крепость Как Северная Корея пыталась построить рай и обрекла свой народ на нищету 8 октября 2019

За статуями, на стене музея, находится гранитное мозаичное панно, на котором изображена священная для всех корейцев гора Пэктусан. По преданию, еще в древности на нее спустился с неба Хванун — основатель первого корейского государства Древний Чосон. По официальной северокорейской версии, у подножия этой горы в 1942 году родился Ким Чен Ир. Однако, по другим данным, родился он годом ранее в Хабаровском крае, где служил в рядах Красной армии его отец. Всех трех Кимов в КНДР иногда называют «пэктусанскими полководцами», напрямую связывая их с почитаемым всем корейским народом местом.

По бокам статуй также находятся две скульптурные группы. Правая (119 фигур) посвящена антияпонской борьбе корейского народа, левая (109 фигур) — строительству социализма в стране. Сделаны они в стиле классического соцреализма.

Сейчас монумент вождям на холме Мансудэ является одним из центральных мест государственного культа Северной Кореи. К нему возлагают цветы и северокорейские граждане, и иностранные гости. Я тоже купил букет за 5 евро и возложил его к статуям. После меня к монументу возлагали цветы другие иностранцы, представители какого-то государственного учреждения, свадебная процессия. Весь ход поклонения регулируется постоянно дежурящими рядом ответственными работниками.

По сути, этот памятник в Пхеньяне выполняет ту же роль, что и Вечный огонь в Москве. Монумент на холме Мансудэ является, наверное, наиболее ярким материальным воплощением всей северокорейской идеологии с характерным для нее культом вождей, апелляцией к традиционным корейским архетипам, упором на энтузиазм народных масс.

Рабочие готовятся праздновать день рождения Ким Чен Ира в Пхеньяне, 2010 год Фото: KCNA / Reuters

Теги

Adblock
detector