Что такое лоботомия


Основные виды психохирургии

Префронтальная лоботомия (лейкотомия) — разрезание тканей, соединяющих лобные доли мозга с остальной его частью.

Передняя цингулотомия — разрезание тканей, соединяющих таламическую и заднюю лобные области, а также приводящее к разрушению передней поясной области.

Передняя капсулотомия — разъединение орбито-фронтальной коры и таламических ядер.

Субкаудальная трактотомия — разрыв связи лимбической системы и супраорбитальной части лобной доли.

Лимбическая лейкотомия — операция, совмещающая субкаудальную трактотомию и переднюю цингулотомию.

Амигдалотомия — разрезание тканей, связывающих мозг с миндалевидным телом.

Как это стало возможным?

Операция калечила людей, лишая здоровья, свободы воли, творческих способностей и целостности психики. Многие оставались тяжелыми инвалидами, неспособными к самообслуживанию. Как подобные результаты могли видеться «успешными»? Может, все на какое-то время сошли с ума?

Вовсе нет. Как объясняет медицинский журналист Роберт Уитейкер в книге «Безумие в Америке», опьянение американского общества лоботомией уже не покажется удивительным, если учесть два фактора. Во-первых, популярность евгенических идей и, во-вторых — выгоду, экономическую и репутационную, которую нес метод.

Начнем с евгеники. Мы привыкли связывать идеи «чистоты крови» с режимом национал-социалистов в Германии, но увидела свет евгеника вовсе не там, а в Англии, под пером ученого Френсиса Гальтона. К концу XIX — началу XX века евгеническая «наука» стала хитом и в США. Относительно гуманное отношение к психически расстроенным людям, наблюдавшееся в XIX веке, с распространением евгеники ушло в прошлое. Теперь инфополе захватила риторика ненависти к больным и «неполноценным».

Видный американский антрополог Эрнст Хутон в публикациях сравнивал психически больных с «злокачественными опухолями» и «ядовитой слизью»

Маргарет Сэнгер, пионерка планирования семьи, использовала выражение «человеческие сорняки», а влиятельный психиатр, основоположник психиатрической генетики Франц Каллманн (до эмиграции в США работавший на нацистов) принимал за аксиому, что «общество было бы счастливее, избавься оно от своих шизофреников — биологически дефектных индивидов». Атмосфера агрессии по отношению к страдающим людям неизбежным образом ориентировала медицину на насилие и повреждение, создавала терапевтические методы, в которых лечение трудно было отличить от уничтожения: инсулиновые и метразоловые шоки, электрошок, лоботомию.

На протяжении многих десятилетий лоботомия объяснялась — и оправдывалась — тем, что позволяла выписывать людей из переполненных грязных психиатрических интернатов. Но печальная правда в том, что состояние американских больниц было следствием той же евгенической ориентации общества, что породила лоботомию. Именно евгеническая политика загнала десятки и сотни тысяч людей в интернаты, превратив их в филиалы ада на земле. Чудовищные психиатрические «концлагеря» строили те же люди, что потом шли в них с орбитокластом в руках.

Еще один важный момент, обусловивший популярность лоботомии, — выгода для общества. На момент возникновения метода, в 1930-х годах, психиатрия как наука находилась в кризисе — она не могла похвастаться новыми открытиями или успешным излечением тяжелых болезней, как другие отрасли медицины. Нейрохирурги нуждались в доходах: до появления лоботомии они занимались в основном опухолями мозга — сравнительно редким заболеванием. Администраторы клиник не знали, что делать с кошмарной скученностью и низким финансированием — результатом десятилетий евгенической политики сегрегации больных и бедных в интернатах. Лоботомия обещала дать каждой из этих групп людей то, о чем они мечтали: психиатрам — престиж «серьезной науки», нейрохирургам — доходы, начальству клиник — спокойствие и удобство работы. Операция, которая могла реализовать столько надежд, просто не могла не работать — и она работала, если не для пациентов, то для окружавших их людей.

Эмоциональная предвзятость — великая сила, и она позволяла оценивать любые изменения после операции как «улучшение». В одной из клиник США, пишет Уитейкер, использовалась шкала, на которой в принципе не было вариантов «состояние ухудшилось» и «состояние не изменилось» — самым плохим, что могло случиться с прооперированным пациентом (кроме смерти), было «нестойкое улучшение». Охотно изобретались теории, которые доказывали (с точки зрения нейробиологии и даже психоанализа), что «детское» поведение — не результат повреждения мозга, а «полезный регресс».

Снижение интеллекта нередко подавалось как плюс: ведь проблема невротиков в том, что они «слишком много думают»

Еще одним способом, позволившим сконструировать миф об «успешности» лоботомии, был фокус с атрибуцией. Если пациенты чувствовали себя после операции лучше, это приписывалось волшебному действию метода. Если им становилось хуже, всегда можно было сказать (как это постоянно делал Фримен в отчетах), что пациенты были «просто недостаточно хорошо отобраны» или «слишком больны», чтобы им вообще можно было помочь. Парадоксально, но даже самоубийство после лоботомии подчас объяснялось в положительном ключе: мол, после операции пациенты стали менее депрессивными, что и позволило им наложить на себя руки.

Лоботомия и евгенические стерилизации Родственную связь лоботомии с евгеникой выдает корреляция психохирургии с еще одной евгенической практикой — принудительной стерилизацией «отбросов общества». Ее легко проследить практически во всех странах, где была популярна психохирургия. В США стерилизовано (до 1963 года) около 64 тысяч людей с отставанием в развитии и с ментальными нарушениями — каждый трехтысячный гражданин; лоботомировано 40–50 тысяч (примерно один к 4000). В Швеции лоботомировано 0,6 человека на тысячу, стерилизовано 7,6 на тысячу. Норвегия, чемпион в евгенических практиках: лоботомировано 0,7 на тысячу, стерилизован(а) каждый сот_ая. Япония, еще одна страна с богатой историей психохирургии, — 25 тысяч евгенических стерилизаций. По иронии, одним из исключений стала нацистская Германия: там от стерилизации «неполноценных» сразу перешли к их уничтожению, минуя стадию повреждения мозга.

Видео

Кто придумал лоботомию?

Первым кто решил применять процедуру по отношению к людям был Эгаш Мониш, врач из Португалии. Он сделал своё «открытие» в 1934-м году, наблюдая за поведением шимпанзе. Животное отличалось крайней степенью агрессивности и было подвержено удалению лобных долей мозга. После операции примат стал спокойным и управляемым.

Под впечатлением от результата португальский невролог предположил, что также можно исправлять поведение агрессивных шизофреников, опасных для общества. На тот момент их могли успокоить лишь с помощью смирительных рубашек и ледяного душа. Начало века было ознаменовано множеством войн и бедствий, что не добавляло психического здоровья людям. Душевнобольных было много и персонал лечебниц не справлялся со всеми. Видимо, поэтому метод был встречен благосклонно и даже удостоен Нобелевской премии.


Психиатр нейрохирург Эгаш Мониш

Ярым сторонником метода в Соединённых Штатах стал Уолтер Фримен, практикующий психиатр. Его соратником был Дж. Уоттс, нейрохирург. Именно Фримен придумал упрощённую манипуляцию, доступную не только нейрохирургам, но и психиатрам. Суть её состояла в проникновении через тонкую кость позади глазницы с помощью острой длинной иглы. Согласно легенде первый опыт был совершён им в его домашнем врачебном кабинете, инструментом для колки льда.


Уолтер Фримен

Острый конец инструмента легко проникал сквозь тонкую кость, а нервные волокна разрезали с помощью движений рукоятки. Процедура напоминала вывинчивание пробки из бутылки с вином. Столь грубое вмешательство в тонкую структуру мозга приводило к тому, что одна четверть пациентов навсегда превращались в беспомощных существ, способных вести только «растительный» образ жизни.

Сегодня это выглядит чудовищно, но в те времена врачи не брезговали популяризацией своей науки и активно демонстрировали разные методы. В 40-х годах трансорбитальную лоботомию проводили в присутствии зрителей, как аттракцион «чудесного излечения душевнобольных». Сам Фриман даже гастролировал по разным штатам в специальном фургоне и проводил операции прямо «на колёсах».


Лоботомия Уолтера Фримана привлекала множество зрителей. Многие хотели увидеть, как он вонзает стальные иглы в мозговую ткань сквозь тонкую костную стенку глазницы. О гигиене невролог почти не заботился: часто он оперировал голыми руками.

Фриман с помощниками даже изобрёл специальные инструменты для проведения данной операции. Они назывались «лейкот» и «орбитокласт».

Позже изобретение и применение метода на людях посчитали вредным и запретили его использование. Противники лоботомии выступали за отмену награды, но Нобелевская премия за лоботомию так и не была отозвана. Впрочем, за всю истории Нобелевки этого ни разу не случилось и едва ли когда-то произойдёт.

Теги

Adblock
detector